Смелые в городе

Арт-интервенты присваивают Астану, чтобы сделать ее дружелюбнее.

02 Мая 2018 20:11 Автор: Влада Гук
Смелые в городе, Творчество, Астана, арт-интервенция, Artcom, Time&Astana

Выйти на набережную и увидеть, как девушка и молодой человек деловито наматывают пластиковые пакеты на головы двум целующимся скульптурам из пластиковой чудо-травы – бесценно. Главное – знать контекст: это не рабочие укутывают инвентарь от дождя и не вандалы хулиганят. Это художник-дизайнер и магистр философии совершают оммаж Рене Магритту. Конкретно – его картине «Влюбленные».

Тем временем поодаль другой молодой человек прикрепляет на постамент памятника Кенесары экологический знак recycling, девушки с разноцветными волосами выводят мелом на парапете кувыркающуюся надпись: «Нормально быть другим», еще один молодой художник рисует волны под хромированным корабликом... В целом на набережной царит атмосфера легкого безумия: человек десять одновременно делают разные странные вещи на глазах у не слишком изумленной публики.

Что происходит? Арт-интервенция – новый для Астаны способ художников менять мир.

По самому ходовому определению, арт-интервенция (вторжение, вмешательство) – это взаимодействие художника с уже существующим предметом искусства, публикой, пространством или ситуацией.

В Астане такие вторжения устраивает творческая коммуникационная платформа Artcom.

«Идея, которая объединяет наши интервенции: мы пытаемся сделать Астану ближе к себе, к людям, сделать городскую среду более дружелюбной и показать, что Астана – это город, где живет художник», – рассказывает главный инициатор этих акций, искусствовед и куратор Айгерим Капар.

«Обжить, одомашнить, присвоить город себе» – актуальная тема для Астаны, где большая часть населения состоит из приезжих. С этой благой целью под общим названием Time&Astana художники провели уже несколько акций, которые в глазах большинства по всем признакам подходят под определение «да вы придуриваетесь».

В первой интервенции они соединяли прошлое, настоящее и будущее Астаны, а для этого символически пронесли бельевую веревку с развешанными на ней вещичками через весь город, от Экспо-городка (территория будущего) через Левый берег (настоящее) на Правый (прошлое) и закончили на старом вокзале.

Документация этого перформанса, включая белье на веревках, потом была использована на выставке Time&Astana: After Future в Национальном музее.

Вторая интервенция случилась недавно – в новых жилых районах рядом с Экспо. В стерильном урбанистическом пейзаже художники стелили корпешки, например, чтобы воссоздать посреди улицы сюжет картины Салихитдина Айтбаева «Счастье», рисовали мелом на асфальте лавочки и урны, делали «семейные портреты» с манекенами у магазинов.

«Мы пытались одомашнить эти новые районы, добавить им жизни, истории», – говорит Айгерим Капар.

«Идеи рождаются не сами по себе, а в общении с ребятами, художниками, от необходимости общения с горожанами, городом. Потому что мы чувствуем некоторую отчужденность общества от культуры и пытаемся что-то сделать, ставим вопросы, ищем для себя ответы. В том числе такими интервенциями, вмешательствами в обыденную городскую жизнь», – объясняет она.

Третья интервенция – Time&Astana vol.3 – получилась самой конкретной и практичной. Художники вышли на берег Ишима, чтобы «взаимодействовать со скульптурами и объектами паблик-арта», которые украшают набережную.

Впрочем, по мнению участников акции, на самом деле эти украшения только портят вид на воду и впечатление об Астане.

«В этой интервенции мы взаимодействуем с объектами паблик-арта на набережной, потому что у нас к ним очень много вопросов – к качеству выполнения. Кому-то эти скульптуры нравятся, кому-то не нравятся. Но если просто ходить и говорить на уровне нравится – не нравится, то ничего и не изменится. Мы сегодня пришли что-то с ними сделать», – говорит Айгерим Капар.

Впрочем, все художественные жесты были символическими и никакого урона коммунальной собственности не нанесли. Как шутили участники: «Во время интервенции ни одна скульптура не пострадала».

Яснее всех свою позицию выразила Айсулу Шайкенова. Для своего перформанса она соорудила скрывающую лицо маску из вороха бумаг с крупными надписями: «Заказчик», «Техническая документация», «Сроки исполнения», «Утверждаю» – и молча встала в ней рядом с изваянием гражданина в костюме, шляпе и с портфелем. (На портфеле кто-то мелом нарисовал глаз в пирамидке – символ, отсылающий не столько к масонам, сколько к доллару, и стало очевидно, что перед нами статуя Очень Важной Персоны).

«Перформанс Айсулу – о том, как у нас появляются подобные скульптуры. Много бюрократической волокиты, много бумажек. Как с любой госуслугой, объявляется тендер, кто-то его выигрывает по самой низкой цене, а потом выполняет заказ. Зачастую такие вещи у нас утверждают люди, которые в этом некомпетентны. Качество страдает, и в результате мы получаем такие вот статуи», – объясняет куратор.

Сделать из целующейся парочки «Влюбленных» Магритта тоже придумала Айсулу Шайкенова. Как объяснила художница, этим она хотела показать, что этой скульптуре не хватает недосказанности, которой отличается настоящее искусство.

Художница Анар Аубакир экспромтом добавила свой собственный жест: полила «влюбленных», сделанных из искусственной травы, водичкой и понарошку подстригла ножницами.

«Уже лучше! – объявила она. – Главное, чтоб не засохли!»

Качество материалов, из которых сделаны декоративные объекты, художников очень расстраивает, и они постарались по-своему это показать.

Скульптор Назар Балтыбеков, наклеивший знак recycling (вторичная переработка) на постамент памятника Кенесары, объяснил, что выступает не против бронзового всадника, а против других скульптур на набережной – из стеклопластика, крашенного под бронзу. Он считает, что лучше пусть скульптур будет меньше, но из натуральной бронзы.

«А если бы все памятники делались из пластика, как бы это выглядело?»

«В данном случае плохо выглядит разнобой: все скульптуры из разных материалов – бронза, хром, трава. Кроме того, как искусствовед, я вижу, что здесь на небольшой территории слишком много наставлено. Даже когда картины выставляют в галерее, между ними делают определенные промежутки.

Каждая картина несет информацию. Посмотрел, отошел, отдохнул. Здесь у людей такой возможности нет», – говорит художник и искусствовед Айгерим Мажитханкызы.

«Мне эти скульптуры не нравятся, как и многим моим друзьям. В них видны анатомические ошибки, нет креатива, качества нет. Многие идеи, как мне кажется, взяты просто из Интернета, потому что это уже явно где-то было», – делится Айгерим.

Ее проект, начатый еще в 2015 году, очень важен: она делает уличные опросы, собирая мнения людей о городской декоративной скульптуре. И получает неожиданные для себя результаты.

«Большинство людей отвечают, что им все нравится! Пишут: «Красиво»…» – удивляется Айгерим.

Удастся ли художникам поднять планку стиля или набережная так и останется нарядной, во вкусе большинства? Посмотрим, чем кончится партия.

А третья арт-интервенция закончилась массовым перформансом «Побежали!» – все участники толпой побежали изображать отсутствующую теперь на набережной скульптурную группу устремляющихся к воде бегунов. И застыли так на несколько минут.

Проделали они это на глазах у рабочих, меняющих плитку. Те сначала попробовали их прогнать, но потом покачали головами и поняли, что остается только любоваться.

По результатам интервенции планируется выставка We are here.

Влада Гук

Фото автора