Снимите с вузов кандалы

Высшие учебные заведения Казахстана просят карт-бланш.

25 Февраля 2018 08:30 Автор: Алина Альбекова
Снимите с вузов кандалы, Ерлан Сагадиев, МОН РК, Образование
Фото: liter.kz

«На столе» отечественных парламентариев лежит интересный документ, в случае принятия которого все высшие учебные заведения Казахстана будут наделены не свойственными им ранее компетенциями, как самостоятельное формирование образовательных программ и привлечение дополнительных источников финансирования. Таким образом, министерство образования и науки решило расширить академическую и управленческую самостоятельность отечественных вузов. Судьба законопроекта, отметили в ведомстве, теперь находится в руках депкорпуса.

«Вузы будут создавать свои образовательные программы, мы их ограничивать не будем. Надо отметить, что многие уже планируют пересмотреть период обучения – выпускать бакалавров не за четыре, а за полтора года. То есть появляется серьезная гибкость в образовании», – поделился своими мыслями министр образования и науки Ерлан Сагадиев. 

Однако депутат мажилиса Абдиманап Бектурганов попросил его не торопиться с выводами и позволить парламентариям детально изучить документ, дабы не превратить высшие учебные заведения страны в бизнес-структуры.

«Мы ценим проделанную работу уполномоченного органа, но в то же время видим, что нам предстоит еще много работы для обеспечения поэтапного расширения самостоятельности вузов. Считаю, что на этапе обсуждения законопроекта мы должны видеть подзаконные и нормативно-правовые акты, чтобы проанализировать ситуацию и не упустить детали. В этом деле мелочей не должно быть, потому как они способны оказать существенное влияние на ход событий. А мы не можем допустить превращения высшего образования в бизнес-структуры. Образование – это прежде всего общечеловеческая ценность, конституционно закрепленное право человека и залог формирования общества с высоким качеством жизни и развитой экономикой», – высказал свое мнение представитель депкорпуса.

Adidas против госстандарта
Ректоры казахстанских университетов в свою очередь напомнили депутатам, что создание высших учебных заведений во всем мире изначально предполагает полную автономию. И высказали свое недовольство тем, что в Казахстане высшее образование «подсадили в кандалы».

Президент Almaty Management University (ранее МАБ) Асылбек Кожахметов убежден, что по уровню отечественного образования у страны есть все шансы попасть даже не в 30, а в 20 лучших. К слову, в рейтинге мировой конкурентоспособности IMD-2017 Казахстан занял 32-е место, поднявшись на 15 позиций по сравнению с предыдущим годом, но вернувшись при этом к позициям 2014 года.

«Хотим быть в тридцатке первых? Будем. У нас для этого есть хороший старт. Но нам нужно научиться применять системное видение, а не фрагментарное. Сейчас каждый министр, который приходит в образование, проводит только некоторую часть реформ, когда их нужно проводить системно. Реформы – они ведь сами по себе, даже в сильной части, бессмысленны и не дают результата. Их основная задача – двигать систему», – поделился он своим видением.

По мнению главного ректора предпринимательского университета, сравнивать сегодня казахстанские вузы с международными и ставить перед ними слишком высокую планку также бессмысленно. 

«Мы не можем на стометровке бежать наравне с американцами, потому что они в кроссовках от Adidas, а мы в кандалах, на которых написано: «Госстандарт». А нам еще при этом постоянно говорят: вот, вы отстаете», – посетовал он.

Аналогичное мнение высказал ректор Северо-Казахстанского госуниверситета имени М. Козыбаева Серик Омирбаев. Он напомнил, что расширение академической и управленческой самостоятельности вузов напрямую связано с управлением системой образования и оптимальным разделением полномочий, а также наделением компетенциями всех субъектов управления, включая вузы. Если, согласно действующему законодательству, правительство разрабатывает и реализует политику по развитию образования, уполномоченный орган реализует единую госполитику в этой области, осуществляет межотраслевую координацию, разрабатывает и реализует международные программы.

«Мне представляется, что все полномочия должны исходить из данного тезиса. Но в действующем законодательстве, к сожалению, компетенции МОН в большей степени носят регламентирующий характер, что сковывает академическую и управленческую самостоятельность вузов. В этой связи считаю, что многие функции, определяющие организацию или планирование, осуществление, проведение или внедрение, следует передать на уровень вузов. А более системные вещи целесообразно делегировать объединениям вроде ассоциации вузов или совета ректоров. В этом случае высшие учебные заведения могут между собой договариваться и принимать какие-то решения», – предложил он.

В качестве успешного сценария он привел министров образования стран – участниц Болонского процесса, которые три раза в год встречаются для определения приоритетов развития высшего образования во всем европейском пространстве. И, несмотря на то, что решения министров не оформляются законодательно, отметил ректор, все страны их придерживаются, реализуя в своих образовательных политиках. По мнению Серика Омирбаева, Казахстану нужно не просто создать такое объединение, но и закрепить на законодательном уровне, потому как сегодня принимаемые ассоциацией вузов решения не являются обязательной нормой для внедрения или использования в вузах страны. 

«Расширение самостоятельности правильно с точки зрения создания условий и возможностей для наших вузов, поскольку при установлении контактов с зарубежными университетами наши высшие учебные заведения также должны обладать аналогичными возможностями в принятии решений в вопросах управления своими бизнес-процессами. Зарубежные университеты обладают такой автономией, и мы должны на равных условиях с ними разговаривать», – отметил он.

ГОСО «душит» бюджет
Однако разговор «на равных» пока не получается. Разрыв между образовательной политикой казахстанских и международных вузов слишком большой. Казахстан, к примеру, до сих пор не может в полной мере реализовать кредитную систему обучения, которая уже давно практикуется во всем мире. Вся проблема в определении понятия «курс». Если в Казахстане это означает год обучения, в зарубежных университетах этот термин определяет учебную единицу. 

В статье 21 Закона «Об образовании», уточнил Серик Омирбаев, зафиксировано, что срок освоения программы высшего образования определяется ГОСО и должен быть не менее четырех лет. На этот же срок опирается министерство финансов, выделяя средства на обучение студента по гранту, из-за чего невозможно избежать этого термина в неправильном его применении. Но, учитывая, что кредитная система обучения реализуется в Казахстане с 2002 года, ректор госуниверситета предложил поменять подходы и начать присуждать степень бакалавра по результатам освоения определенного количества кредитов. А вот за какой период студент это сделал – за три или четыре года – будет зависеть только от него самого.

«С этим вопросом напрямую будут связаны и финансовые моменты. Осуществлять государственное финансирование или оплачивать обучение собственными средствами студентам целесообразнее за количество кредитов, а не за годы обучения. Данная норма уже разработана рабочей группой и предусмотрена в проекте правил кредитно - подушевого финансирования. И вроде у депутатов есть понимание проблемы. Пока же законодательные нормативные ограничения по срокам нам не позволяют в полной мере реализовать кредитную систему обучения», – разъяснил он.

Стоимость гранта предлагают привязать к МРП
Не менее важным вопросом, по мнению казахстанских ректоров, является присуждение образовательных грантов. Так как именно этот фактор отражает доступность образования и влияет на индекс конкурентоспособности страны.

Существующая система присуждения, по мнению ректора Северо-Казахстанского госуниверситета, ограничивает доступность грантов для детей социально защищаемых слоев населения, которые не всегда могут получить их на конкурсной основе.

«Они не имеют возможности дополнительно заниматься, у них нет средств на репетиторов. Естественно, по уровню своего образования они отстают от тех же городских школ, от детей более обеспеченных. Поэтому не всегда имеют возможность поступать на платные отделения, а если и поступают, то постоянно испытывают финансовые сложности. Может быть, образовательные гранты целесообразно будет разделить на две части, когда одна часть госзаказа будет идти на конкурсной основе по успеваемости, а вторая все-таки будет присуждаться исходя из социального статуса студента?» – поделился он своими мыслями с депутатами.

Серик Омирбаев добавил, что информационно-аналитическим центром МОН даже проводилось исследование по этому поводу, результаты которого так и остались без применения на практике. Хотя это, по его мнению, существенно расширило бы понятие доступности высшего образования для разных слоев населения.

А вот Абдиманапа Бектурганова взволновал другой вопрос – стоимость образовательного гранта, которая не повышалась в течение пяти-шести лет. Учитывая девальвационные процессы в Казахстане, отметил он, это в два раза снизило доходы вузов, что, в свою очередь, отразилось на доходах преподавателей.

«Вузы сегодня не имеют финансовой возможности повышать заработную плату сотрудников и полноценно проводить мероприятия по своему развитию. А без повышения престижа, заработной платы и социальной поддержки ни начальное, ни среднее, ни высшее образование не будет отвечать требованиям времени. Мы видим, что сегодня вновь наметилась тенденция к оттоку талантливой молодежи и преподавателей. Магистранты не желают оставаться работать в вузах при низкой зарплате. Считаю, что необходимо повысить стоимость гранта адекватно реальным затратам вуза по ведению образовательной деятельности. На мой взгляд, стоимость гранта целесообразно устанавливать в зависимости от величины МРП», – предложил депутат.

К слову, согласно официальной статистике, Казахстан теряет большое количество технарей, экономистов и педагогов. Только за 2017 год страну покинули 37,7 тысячи человек, где на долю квалифицированных кадров пришлось 54%, или 20,4 тысячи человек.  Из них педагогогов – 2,3 тысячи.

По мнению депутата, в стоимость гранта должны быть включены личные расходы студента, связанные с получением образовательной услуги, тогда как образовательную среду обязан обеспечивать вуз, причем за счет собственных средств. 

«Нынешняя система формирования стоимости образовательного гранта учитывает абсолютно все расходы, связанные как с образовательным процессом, так и с образовательной средой. Это проблема нашей образовательной политики, которая должна решаться на уровне уполномоченного органа», – добавил он.  

В пересмотре, по словам депутата, нуждаются и стипендии, выплачиваемые бакалаврам, магистрантам, докторантам, слушателям подготовительного отделения только в случае хороших результатов промежуточной аттестации. Правила их предоставления и размер, как выяснилось, не пересматривались с 2008 года.

«С тройками никому стипендия не выдается. Я сам расмотрел опыт университетов в 25 странах, как Канада, Словакия, Сербия, Ирландия, Греция, Хорватия, Болгария, Южная Корея, Китай... С учетом их опыта я предалагаю пересмотреть поставновление правительства, чтобы не оставались неосвоенными миллиарды тенге. Считаю, что мы должны выплачивать стипендию студенту даже в том случае, когда у него есть тройки. Мы же не снижаем человеку заработную плату за низкий объем работы», – заметил он.

Отметим, на 2016 год студенческая стипендия составляла 20949 тенге. В этом году она была увеличена до 24 тысяч тенге, не достигнув даже минимального прожиточного минимума. Абдиманап Бектурганов поднял вопрос об увеличении размера стипендий согласно реалиям сегодняшнего дня.   

Алина Альбекова