Стачки не остаются без суда

В Усть-Каменогорске предложили усовершенствовать процедуру урегулирования трудовых конфликтов.

05 Декабря 2018 12:39 Автор: Ольга Ушакова
Стачки не остаются без суда, трудовые споры, Охрана труда, Суд , Законодательство, медиаторы, Трудовое законодательство, НПП «Атамекен»
Фото: Ольга Ушакова

90% трудовых споров в Восточном Казахстане, которые дошли до судебных органов, решаются в медиативном порядке. Об этом рассказал судья Восточно-Казахстанского областного суда Елдос Жумаксанов на заседании круглого стола в Усть-Каменогорске с участием прокуратуры, органов юстиции, общественников. Досудебные медиаторы своей статистики не разглашают, но убеждены: согласительные комиссии – это неэффективный инструмент для разрешения трудовых конфликтов, которые часто ищут аргументы правоты работодателя. Медиаторы предлагают ввести в законодательство изменения, чтобы у работников была альтернатива досудебного урегулирования таких споров, которая сейчас не прописана в Трудовом кодексе РК.

По данным Елдоса Жумаксанова, за 11 месяцев 2018 года все суды ВКО окончили 64,7 тысячи гражданских дел, из них по 30% занимают упрощённое и приказное судопроизводство. Всего заключено 190 мировых, свыше 4,5 тысячи медиативных и только 68 партисипативных соглашений.

По трудовым спорам окончено с применением альтернативных видов разрешения 689 дел. Мировых – четыре, медиативных – 370, а партисипативных не было. Большая часть трудовых споров касается взыскания зарплаты – 499 дел, из которых только два мировых и 340 медиативных. По восстановлению на работе было 78 дел, из них с помощью медиаторов решено восемь, а мировым путём – два.

«90 процентов трудовых споров о невыплате зарплаты разрешается медиативным способом, – говорит г-н Жумаксанов. – Это означает, что работодатели игнорируют требования трудового законодательства, не боясь ответственности за него. Что касается восстановления на работе, то тут в большинстве случаев имеет место несоблюдение со стороны работника элементарных требований. Если граждане сами виноваты, то тому две причины – незнание закона и безответственное отношение к своим правам. Забывают взять договор, не проверяют свои пенсионные счета, особенно на селе не могут подтвердить факт работы. Бывает, что ИП неправильно оформляют на работу».

По словам Елдоса Жумаксанова, большая часть трудовых споров происходит в городах Семее и Усть-Каменогорске. При этом трудовой конфликт по взысканию зарплаты сложнее разрешить с ИП или ТОО с небольшими оборотами, у которых нет расчётных счетов и имущества.

Проблема в незнании

По информации прокурора Управления по защите общественных интересов прокуратуры ВКО Бекжана Мурсалимова, этот орган надзора за законностью с начала года обеспечил погашение задолженности по зарплате в размере 265 млн тенге, тем самым защитив конституционные права более двух тысяч граждан. Только на двух градообразующих предприятиях области – ТОО «Казцинк» и ТОО «Востокцветмет» – в начале года было выявлено более полутора тысяч нарушений, связанных с условиями труда, задолженностью по обязательным пенсионным взносам. Сейчас 99% нарушений, как заверил г-н Мурсалимов, устранены. Остались те, что требуют средств.

«У нас основная проблема трудовых конфликтов – незнание закона работниками. Есть смысл проводить профилактические беседы с трудовыми коллективами», – считает он.

По мнению директора ОО «Восточно-Казахстанский центр медиации и права «Альтернатива» Аксаны Каленовой, в законодательстве прописано обязательное досудебное урегулирование трудовых споров. По Трудовому кодексу, этим занимаются согласительные комиссии на предприятиях. Но увеличение числа трудовых споров в судах говорит, по её словам, о низкой эффективности этого института. По словам Аксаны Каленовой, серьёзный пробел Трудового кодекса в том, что процедура медиации в нём не названа.

«Решение согласительной комиссии может содержать недостаточную объективность их членов. Наёмный труд требует подчинения одной стороны другой: трудовой спор в таких комиссиях рассматривают работники конкретного работодателя, которые находятся в его подчинении в рамках трудовых отношений. Изначально в согласительной комиссии заложено противоречие относительно качества рассмотрения спора», – согласилась главный специалист Департамента юстиции ВКО Гуляим Нургалиева.

«Всё равно к нам в досудебном порядке обращаются работники за разрешением трудовых споров, поскольку в ряде структур, например в малом бизнесе, создание согласительных комиссий необязательно, их там и нет, – говорит Аксана Каленова. – Считаем, что для усовершенствования процедур досудебного урегулирования работнику нужно предоставить право обращаться в согласительную комиссию или к медиатору. Сейчас получается так: если работник обратился к медиатору и стороны не пришли ни к какому соглашению, то ему нужно будет обратиться ещёё и в согласительную комиссию, чтобы затем обратиться в суд. Нужен выбор».

По данным Аксаны Каленовой, чаще всего трудовым спорам в ВКО подвержены объекты малого и среднего бизнеса. В Усть-Каменогорске есть «костяк» из полутора десятков предприятий, на которых чаще всего работники подают в суд по трудовым спорам, в органы медиации, прокуратуры.

«В малом бизнесе имеет место приёма на работу без трудового договора, заключение трудового договора с указанием белой официальной зарплаты, которая минимальна. На вещевых рынках в ВКО мало ИП, которые соблюдают трудовое законодательство, на объектах бизнеса не соблюдается режим труда и отдыха, – привела пример Аксана Каленова. – К нам обращаются за разрешением такой ситуации. Мы подходим с позиции бизнеса, с позиции выгоды. Здесь стороны приходят к взаимоприемлемому решению».

Виноваты все

По её мнению, необходимо найти паритетное соприкосновение прав работников и работодателей, увеличить административную ответственность, штрафы. К примеру, за допуск работника без трудового договора.

«Но есть такая проблема: работодатель не может выплатить зарплату, потому что у него арестованы счета. Работник может её взыскать только через принудительное исполнительное производство. Судебная система загружается искусственно. Для досудебного урегулирования споров в порядке медиации мы предлагаем ввести приказное судопроизводство вместо упрощённого письменного, по соглашению об урегулировании споров в порядке медиации», – говорит Аксана Каленова.

По её словам, можно в качестве второго варианта использовать исполнительную надпись нотариуса при исполнении решения об урегулировании споров, но это пока не предусмотрено Гражданско-процессуальным кодексом РК.

«Когда соискатель приходит к работодателю, он устраивается туда, куда его берут. Второй год сталкиваюсь с трудовыми конфликтами, когда работник приходит жаловаться на свою организацию, при этом не имея на руках трудового договора, либо там преимущественно прописаны права работодателя. Зачем тогда существует Департамент труда? – задалась вопросом директор представительства Национальной палаты медиаторов по ВКО Марианна Дячук. – Если произойдёт несчастный случай на производстве, он укажет, что работник виноват на 90 процентов, а организация – на 10 процентов».

По словам заместителя директора Палаты предпринимателей ВКО Динары Мухаметжановой, она смотрит на ситуацию «глазами бизнеса». Она уверяет, что в условиях большого дефицита кадров работодатели сейчас гоняются за квалифицированными специалистами. А трудовые договоры якобы не заключают по просьбе самого работника, который прячется от банков из-за наличия долгов по кредитам.

«Работодатели не платят зарплату чаще всего из-за арестов счетов и имущества. Известное предприятие в Восточном Казахстане – ТОО «Машзавод» сейчас всё в арестах. Очень много организаций, которые сидят в арестах, идут на реабилитацию. Это часто происходит из-за налоговых органов, которые могут за нарушение арестовать счета. Что касается несоблюдения режима трудового дня, то у нас и в госорганах работают позже полседьмого вечера, в том числе в акиматах и прокуратуре», – говорит она.

Но судья Жумаксанов убеждён: стороны трудового процесса не равнозначные. По его словам, у предпринимателя социальная ответственность должна быть выше, потому что «работник – простой, не очень образованный гражданин, а работодатель ему должен быть как старший брат». Он уверен: все споры можно разрешать, не доводя дело до суда.

«Даже не о медиации речь. Нужно разрешать эти споры, взаимодействуя с НПП «Атамекен», госорганами, только в крайнем случае, прийти в суд», – считает г-н Жумаксанов.

«Основная причина возникновения трудовых споров – отношения между работником и работодателем, отсутствие культуры досудебного урегулирования, и её нужно продвигать через разные культуры, в том числе через НПП «Атамекен», – предлагает Аксана Каленова. – Сейчас пока многие работодатели сопротивляются, чтобы пришли юристы на их предприятие и объяснили трудовое законодательство. Часто люди не имеют представления, что можно к медиаторам обратиться и решать без суда».

Ольга Ушакова