Ваше слово, товарищ Си

Эксперты считают, что переизбрание Си Цзиньпина и новый поворот в китайской политике будут иметь заметное влияние на Казахстан.

26 Марта 2018 15:04 Автор: Аскар Муминов
Ваше слово, товарищ Си, Китай, КНР, Всекитайское собрание народных представителей, Си Цзиньпинь
Фото: bloomberg.com

Посольство КНР и Центр по изучению Китая активизировали свою работу в Казахстане после Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) – 13-го созыва (проходило с 5 марта по 19 марта в Пекине). На своих семинарах «Современный Китай: вопросы и ответы», вход куда остается свободным для любого, представительствами обещается ответить на все вопросы. В частности, подробно пояснить сам доклад и курс. Споры в экспертных кругах по этому поводу актуальны сейчас во всем мире. Первая встреча с послом КНР в РК Чжань Ханьхуэй организована завтра, 27 марта, в Астане.

Напомним, Си Цзиньпин переизбран председателем Китая с пожизненной перспективой.

19 марта президент РК Нурсултан Назарбаев отправил китайскому лидеру поздравительное письмо в связи с его очередным переизбранием на пост председателя КНР.

Президент отметил, что переизбрание Си Цзиньпина является высокой оценкой народом Китая его вклада в дело продвижения национальных интересов страны.

«Особое значение имеет наша личная дружба, основанная на доверии и взаимопонимании. Уверен, что наши отношения и совместная работа и в дальнейшем будут являться прочной основой для плодотворного сотрудничества Астаны и Пекина», – говорится в телеграмме.

17 марта на первой сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва депутаты единогласно избрали 64-летнего Си Цзиньпина председателем КНР.

Согласно Конституции Китая, пост главы государства может занимать гражданин, достигший 45 лет. Список кандидатов предлагается председателем президиума. Си Цзиньпин также переизбран на высшую государственную должность по управлению вооруженными силами – председателя Центрального военного совета КНР (ЦВС КНР). ЦВС КНР осуществляет руководство Народно-освободительной армией Китая (НОАК). Он осуществляет свои функции параллельно с партийным органом по управлению вооруженными силами – Военным советом ЦК КПК.

Правила игры изменились

Особый цимес последнего переназначения товарища Си заключается в том, что в Конституцию КНР была внесена поправка, согласно которой действующий председатель получил право пожизненного правления, так как теперь одно и то же лицо может переизбираться на должность председателя КНР неограниченное число раз.

Это историческое решение не только для Китая, но и, по сути, для всего мира, который пристально следил за тем, куда свернет Поднебесная. Со времен Дэн Сяопин в Китае была строгая регламентация, что ни одно лицо не может занимать высший пост более двух сроков подряд, что являлось своего рода залогом китайского прогресса и некой демократической витриной для Запада, который обвиняет Пекин в автаркии. Это было и залогом предсказуемого курса и для самого китайского общества, особенно для поколения так называемых миллениалов, которые видели будущее Поднебесной в сменяемости власти и росте влияния технократов на принятия решений в стране. Однако товарищ Си сделал ставку на консервацию своей власти и апелляции к вековым китайским традициям «уникальности верховной власти». Что это может значить как для Китая, так и для его ближайших соседей в Центральной Азии, в частности для Казахстана?

Опрошенные abctv.kz эксперты считают, что новый поворот в китайской внутренней политике будет иметь заметное влияние на регион Центральной Азии.

Политолог Расул Арин отметил, что усиление позиции Си Цзиньпина может служить следствием разных факторов. Во-первых, он имеет долгосрочные планы на развитие Китая, которые требуют его непременного участия, а также сильной централизованной власти. Во-вторых, для достижения сильной централизованной власти Си вычистил политическое поле внутри партии, что сделало его вне какой-либо конкуренции, но также отрицательной стороной этого является появление большого количества недовольных людей такими мерами, и уход от власти для Си таил бы в себе большую угрозу для его жизни. Данная мера гарантирует его неприкосновенность при новом поколении правителей Китая. В-третьих, если говорить о долгосрочных проектах Си, то это «Один пояс, один путь» («ОПОП»), и для жизнедеятельности этого крупномасштабного проекта важной является позиция Си, как его идейного инициатора и покровителя. Нет гарантий, что при новом руководстве проект будет реализовываться и дальше. Если говорить о последствиях данных изменений для экономики, то очевидно, что Китай при Си собирается делать ставку на развитие государственных предприятий, нежели чем на частный сектор, заметил политолог.

По его словам, естественный рост частного сектора экономики невозможен при сильной центральной власти. А усиленное внутреннее потребление, как альтернатива международной торговле, имеет свои политические минусы для центра. Для развития частного сектора и настоящей рыночной экономики требуется соответствующая политическая система иного характера, которая позволила бы проводить независимую политику от центра и легко проводить реформы, считает аналитик.

«Поэтому развитие экономики Китая будет основано на международной торговле, и, соответственно, «ОПОП» будет иметь ключевую роль в этом процессе. И сейчас есть благоприятные условия на международной арене. Но этот путь не может гарантировать качественный рост экономики Китая. Сохранение такого курса развития выгодно для стран-реципиентов по проекту «ОПОП», в том числе и для Казахстана. Это означает, что Китай продолжит строить и развивать инфраструктурные проекты на территории стран ЦА и других стран-участников», – подчеркнул Расул Арин.

Мыслят не годами, а столетиями

Депутат КНПК (Коммунистическая народная партия Казахстана) Айкын Конуров рассказал, что по приглашению международного отдела ЦК КПК несколько раз принимал участие в мероприятиях, где разъяснялись итоги ХIX съезда Коммунистической партии Китая (КПК), и сделал для себя выводы, что подходить к информации из Китая надо с точки зрения именно менталитета и мировосприятия китайцев, которые сильно отличаются от европейского взгляда на мир. Китай разительно отличается именно стратегическим подходом в планировании, где расчет идет на целые поколения и столетия.

Проект «Большой скачок» (запущен в 1958 году) был рассчитан на 40 лет. Основная задача – провести диверсификацию, индустриализацию и добиться малого процветания. К 2007 году ВВП Китая по паритету покупательной способности составил 7,055 триллиона долларов (второе место в мире после США, имевших ВВП 13,778 триллиона долларов). Большой скачок состоялся.

В 1978 году запущена программа реформ и открытости, ориентированная на два поколения по 20 лет. Теперь КНР на мировой арене – одна из открытых стран, которая по многим вопросам международной повестки дня имеет решающее слово.

На XIX съезде КПК, который состоялся в октябре 2017 года, заявлены задачи строительства общества средней зажиточности, борьба с бедностью и переход к качественному росту. За год КНР реально сокращает примерно на 60 млн армию бедняков, растут доходы, и меняется структура экономики. На этом же съезде делегаты приняли решение об утверждении несменяемого ядра руководства, продолжении курса на строительство социализма с китайской спецификой, и объявлено о планах, что 2050 году Народно-освободительная армия Китая (НОАК) должна стать самой сильной, что, скорее всего, и произойдет.

«С таким подходом к стратегическому планированию можно считать закономерным то, что первый руководитель должен гарантировать соблюдение заявленного курса. Это было поддержано партийной элитой на съезде КПК и закреплено на первой сессии Всекитайского собрания народных представителей в марте 2017 года. В качестве дополнительной гарантии председатель КНР Си Цзиньпин возглавляет Центральный военный совет Центрального комитета КПК, который и руководит НОАК. Теперь, не отвлекаясь, Китай может спокойно двигаться к намеченным целям, потому что внутри правящей элиты нет противоречий и, скорее всего, в обозримом будущем не будет», – заметил Айкын Конуров.

Найдена консолидирующая фигура

Преподаватель факультета международных отношений КазНУ, специалист по Китаю Кайрат Беков заметил, что нынешние реформы, наиболее ярким проявлением которых стало усиление власти Си Цзиньпина, являются вынужденной мерой, так как система «коллективного руководства» Дэн Сяопина попросту устарела и перестает работать, так как с начала политики реформ и модернизации Китай стал совершенно другой страной. Прежняя система принятия решений, основанная на балансе и гармонизации интересов различных внутрипартийных и региональных групп, во-первых, начала препятствовать решению наиболее острых проблем, стоящих перед страной, и, во-вторых, данная система ввиду значительного усложнения китайского общества перестала выполнять функции представительства.

Приоритетные направления реформ, такие как реформирование финансового сектора, модернизация армии, борьба с коррупцией, решение экологических проблем, затрагивают политические и экономические интересы слишком большого количества неформальных группировок внутри правящей элиты, и согласование и уравновешивание этих интересов приведет к тому, что реформы так и останутся незавершёнными.

Эксперт отметил, что нынешний курс реформирования политической системы является далеко не первым, и подобные попытки 10- и 20-летней давности завершились безрезультатно, в то время как основные проблемы остаются нерешенными. К примеру, сейчас экологические проблемы «съедают» несколько процентов ВВП ежегодно. Сокращение вооруженных сил привело к серии протестов уволенных военнослужащих, а стабилизация финансового сектора обеспечивается массовыми арестами участников рынка.

Поэтому усиление власти Си Цзиньпина и его команды следует рассматривать как некий вынужденный «карт-бланш», выданный ему со стороны китайской элиты, так как другие группы оказались попросту не готовы к решению общекитайских проблем, подчеркнул аналитик.

По его словам, важно помнить, что Си Цзиньпин становится не только «самым главным» по стране, но и берет на себя персональную ответственность за все риски и провалы нынешней политики реформ. Также «персонификация» власти в лице Си Цзиньпина отражает изменения в общественном сознании Китая, когда в условиях бурного развития Интернета и социальных медиа власть уже должна иметь узнаваемое «лицо» и «голос» вместо абстрактных партий или идеологии.

«Что касается реакции молодого поколения китайцев на эти изменения, то их следует рассматривать в рамках «общественного договора» по-китайски, когда неограниченная власть партии или ее руководителя будет считаться приемлемой до тех пор, пока они могут обеспечивать дальнейший рост благосостояния людей», – сказал Кайрат Беков.

Координатор аналитических проектов «Самрау» Дмитрий Михайличенко считает, что можно говорить, что Си Цзиньпин смог разобраться с олигархами причерноморских провинций и Шанхая, которых устраивал режим сменяемости власти. Сейчас Китай будет акцентировать внимание на внешней политике. Однако опыт многих крупных стран показывает, что пренебрежение внутренней политикой и параметрами благосостояния граждан может губительно сказаться на любых, даже самых выверенных внешнеполитических инициативах, поэтому руководитель Китая будет стараться улучшить благосостояние рядовых китайцев.

Китай мыслит столетиями, и в этом плане закрепление за Си Цзиньпином статуса бессрочного правителя, а также его обожествление отчетливо свидетельствует о культе правителя и принятии этого культа со стороны элит и даже общества. Иными словами, в этом вопросе есть общественный консенсус. Более того, этот общественный консенсус есть следствие успешности предыдущих лет правления Си Цзиньпина, сказал г-н Михайличенко.

«Полагаю, что нам следует ожидать усиления влияния Китая в Центральной Азии и прежде всего в Таджикистане и Узбекистане. С политической точки зрения бессрочный статус руководителя Китая никак не повлияет на взаимоотношения с Казахстаном, а вот с экономической, думаю, следует ждать интенсификации выбранного Пекином курса развития. Повторюсь, китайские элиты, в том числе и партийные лидеры, мыслят не краткосрочной, а долгосрочной перспективой, точнее, даже масштабами цивилизации и ее миссии. Похоже, масштаб личности Си Цзиньпина подходит для решения таких стратегических задач», – заключил эксперт.

Аскар Муминов