Великий Шёлковый водовод

Китайские эксперты предлагают решить проблему дефицита воды в СУАР и ВКО строительством водовода через Казахстан с ресурсной базой России.

08 Октября 2018 08:27 Автор: Сара Бухина
Великий Шёлковый водовод, вода, водопользование, Водные ресурсы, Дефицит воды, Алтайский край, Китай, СУАР, ВКО, Водовод, Инфраструктура, строительство

Китайские эксперты нашли решение насущной проблеме дефицита воды в странах Центральной Азии. Панацеей послужит строительство системы водной магистральной коммуникации и переброска по ней водных ресурсов из Алтайского края в СУАР и Восточный Казахстан.

Соответствующее предложение было изложено в опубликованном недавно исследовании на тему повышения эффективности использования приграничных водных ресурсов России, Китая и Казахстана. Доклад был подготовлен китайской экспертной организацией «Ассоциация по сотрудничеству между Россией, Восточной Европой, Центральной Азией и КНР» и получил широкое освещение в ряде авторитетных китайских СМИ. Abctv.kz приводит краткое содержание документа, текст которого есть в распоряжении редакции.

Потенциальные риски

По словам авторов исследования, хоть в Казахстане дефицит водоснабжения и не является столь же острой проблемой, как в КНР, он всё же «постепенно растёт и становится всё более ограничивающим фактором экономического развития, а также угрозой для окружающей среды».

Прогноз на ближайшие годы не внушает особого оптимизма – китайские эксперты считают, что к 2040 году дефицит водных ресурсов в Казахстане может составить около 12 млрд кубометров, при этом на Восточный Казахстан придётся от 0,5 млрд до 1 млрд куб. м. Данная ситуация в основном будет обусловлена тем, что половина всех водных ресурсов поступает в РК из соседних государств (Китай, Кыргызстан, Таджикистан). А в будущем, по мнению учёных, эти страны будут существенно наращивать собственное потребление воды, что повлечёт за собой уменьшение количества трансграничных вод.

«Согласно отчёту Казахского НИИ водного хозяйства, в ряде городов и почти повсеместно в сельской местности имеющиеся системы водоснабжения в силу их длительного срока эксплуатации, устаревшей системы водоочистки не обеспечивают подачу потребителям воды питьевого качества. К перечню дополнительных угроз для Казахстана относится строительство Китаем канала Чёрный Иртыш – Карамай. В случае завершения этого проекта три крупных казахстанских города (Семей, Оскемен и Павлодар) могут столкнуться с резким дефицитом воды», – сообщают авторы исследования.

Дефицит воды напрямую повлияет и на развитие экономики республики. Китайские исследователи напомнили о том, что Казахстан входит в группу стран, в которых к 2050 году, по оценке Всемирного банка, проведённой в 2016 году, нехватка воды может снизить годовой ВВП на шесть и более процентов.

Однако при эффективной организации системы водопользования данная ситуация может измениться на противоположную.

«По расчётам Всемирного банка, при проведении эффективной политики управления водными ресурсами экономика КНР к 2050 году может дополнительно увеличить свой ВВП на 1-2%, а РК – до 6%», – говорится в докладе.

Две головы – хорошо, а три – лучше

Что же предлагают исследователи в качестве решения? Они отмечают, что китайская сторона заинтересована в импорте водных ресурсов из РФ и регулярно включает данный вопрос в повестку совместных российско-китайских саммитов и комиссий. С Казахстаном проблема трансграничных вод также не единожды обсуждалась, однако по-прежнему остаётся неразрешённой.

«Для достижения ощутимых результатов необходимо время. Если к китайско-казахстанскому сотрудничеству присоединится Россия, то в трёхстороннем формате проблема водоснабжения может быть эффективно решена, удовлетворяя интересам всех трёх сторон. В реализации данного проекта трёхстороннее сотрудничество гораздо продуктивнее двухстороннего (между КНР и Казахстаном) – подобная модель работы также будет проанализирована в рамках работы ШОС», – отмечают авторы исследования.

Никто не в накладе

Восполнять дефицит воды в СУАР и Восточном Казахстане китайские эксперты предлагают за счёт избыточных паводковых вод в объёме 70 млн куб. м, от которых ежегодно страдает Алтайский край РФ. Таким образом, от проекта выиграют все стороны. Кроме того, как заверяют исследователи, налаживание водоснабжения будет выгодно как с экономической, так и с политической точки зрения.

Важный момент также заключается в том, что, кроме строительства базовой инфраструктуры водоснабжения, реализация проекта включает в себя внедрение агротехнологий для эффективного использования водных ресурсов, улучшения коммунального хозяйства и так далее.

Реализацию первого этапа проекта исследователи предлагают начать уже в текущем году. Таким образом, к 2026 году уже будет построена минимально необходимая инфраструктура: магистральный водовод РФ – Казахстан – Западный Китай мощностью 0,6-0,7 млрд куб. м. в год, сеть распределительных трубопроводов, и связанные с ними объекты коммунальной инфраструктуры. Как отмечают авторы исследования, «данный водовод призван покрыть первоочередные потребности региона в воде».

Второй этап рассчитан вплоть до 2040 года и включает в себя мероприятия по внедрению современных агротехнологий и созданию систем очистки воды. Также предусматривается строительство второй очереди магистрального водовода с увеличением общей мощности до 1,8-2,4 млрд куб. м. в год.

Непосредственно для Казахстана исследователи обозначили два основных преимущества от реализации проекта. Во-первых, будет решена проблема с водоснабжением восточных областей страны. Во-вторых, водовод создаст условия для урегулирования проблемы трансграничных вод с КНР.

Миллиарды в трубу

Необходимо отметить, что китайские исследователи ещё не провели проектно-изыскательских работ по предложенному ими проекту водовода. Поэтому оценку бюджета можно считать очень примерной. В расчёте использовалась общая протяжённость водовода в 1200-1500 км, бюджет первого этапа оценивается от 10,3 млрд до 13,4 млрд долларов (в ценах 2018 года).

Финансирование строительства, по словам исследователей, возможно в двух основных вариантах – либо прямыми инвестициями стран-участниц на условиях проектного финансирования, либо привлечением финансирования по линии международных финансовых организаций (МБРР, ЕБРР, ИФК, банка БРИКС).

«Предметное обсуждение схемы финансирования проекта будет возможно после принятия политических решений и достижения договорённостей между правительствами стран – участниц проекта. В целом в сложившейся внешнеполитической ситуации предпочтительнее выглядит первый вариант, предусматривающий прямые инвестиции стран – участниц проекта», – отмечают исследователи.

Также важным моментом является тот факт, что проект, по мнению авторов, «полностью соответствует целям и задачам стратегии «Один пояс, один путь», особенно в части первого этапа, на котором предусмотрено создание инфраструктуры водоснабжения».

Проект имеет перспективы стать частью упомянутой китайской инициативы.

«Россия также планирует интеграцию проекта в рамках Евразийского экономического союза», – резюмируют авторы исследования.

Сара Бухина