Всегда есть план «В»

Отразятся ли американские санкции на договорах с европейскими компаниями угольного разреза и почему он подорожал для казахстанцев, рассказал генеральный директора ТОО «Богатырь Комир» Рустам Сансызбаев.

14 Мая 2018 08:37 Автор: Марина Попова
Всегда есть план «В», Богатырь Комир, Санкции, Уголь, ГМК, Русал

– На сегодня основные инвестиционные затраты предприятия связаны с продолжением реализации проекта автоконвейерной технологии добычи угля на разрезе «Богатырь». В нынешнем году на эти цели намечено израсходовать более 20 миллиардов тенге. Что касается циклично-поточной технологии (ЦПТ), то ее планируется строить двумя линиями конвейеров, для транспортировки до 20 миллионов тонн угля в год каждой.

 О поточной технологии говорится не первый год, но каждый раз возникают какие-то проблемы.

– Да, говорится об этом давно, и сегодня пришли к тому, что хватит обсуждений, пора действовать. Сейчас начинаются горные работы, готовим площадку. В планах компании со следующего года начать приобретение немецкого оборудования, чтобы к 2021 году закончить реализацию проекта. Переход на ЦПТ увеличит степень усреднения угля разнокачественных угольных пластов и обеспечит стабильность качественных показателей отгружаемого угля за счет автоматизации процессов контроля, повысит производительность труда.

 Внедрение циклично-поточной технологии на угольном разрезе «Богатырь» не повлечет за собой сокращение кадров?

– Сейчас разрабатываются программы по переподготовке людей именно для ЦПТ, чтобы сотрудники были готовы заранее. На сегодня у нас работает 6400 человек – это то самое достаточное количество людей с учетом ввода циклично-поточной технологии. Вдобавок у нас постоянная текучка кадров, мы сейчас не принимаем на работу, чтобы у нас не было потом «перебора» со штатом.

 Какова стоимость проекта?

– В ЦПТ будет вложено 197 миллионов евро – это кредитные средства. Основное оборудование немецкой компании ThyssenKrupp. Заключен предварительный договор на инжиниринг и поставку оборудования.

 Как в этой связи выглядит ситуация с вашим вторым собственником  объединенной компанией «РусАл»? Не отразятся ли американские санкции на договорах с европейскими компаниями? Опасений у вас не возникало?

– Никаких. У нас всегда есть план «В», а то и «С». Были направлены письма, получили подтверждение, что все остается в силе. Думаю, все будет нормально.

 Что касается поставок угля в Российскую Федерацию, они не меняются?

– Нет. Основной наш потребитель там – это Рефтинская ГРЭС, она берет по году 10 миллионов тонн, немного Троицкая ГРЭС. В основном весь уголь реализуется в Казахстане. На этот год мы планируем объем добычи 41,3 миллиона тонн, но надеемся, что выйдем на уровень 43-44 миллиона тонн. Спрос растет. Но мы исходим из своих технических возможностей и экологических обязательствах, речь об эмиссии.

 На сегодняшний день существуют различные программы по утилизации отходов. Есть какие-то мысли, как можно сократить объем вскрышных пород?

– На сегодняшний день на наших отвалах соскладировано 3,992 миллиарда тонн вскрыши. Проводили исследование отвалов еще в советское время, как их можно переработать. Пока это нерентабельно. Там много глины, она распадается. Для применения она не эффективна. Поэтому говорить, что мы где-то сегодня планируем использовать отвалы, не приходится. Но технологии меняются, 10 лет назад говорили, что об обогащении экибастузских углей и речи не может быть, сейчас этот вопрос рассматривается. Другой вопрос, каким способом это дела. Мокрое обогащение для нашего предприятия нерентабельно. Слишком большой объем. Но, возможно, лет через пять появятся какие-то технологии по использованию и отвалов.

 Павлодарская компания «Павлодарэнерго», обеспечивающая город теплом, заявила о повышении тарифа на новый отопительный сезон. Одна из главных причин  это подорожание вашего угля. С чем это связано?

– Цена на уголь нашей компании для всех энергопроизводящих предприятий, в том числе для Павлодарских ТЭЦ-2 и ТЭЦ -3, с 1 января возросла на шесть процентов к цене, действующей с 1 января 2017 года, и составила 1941 тенге за тонну без учета НДС и железнодорожного тарифа. Основной причиной для повышения цены стал рост затрат на добычу и реализацию угля, вызванный индексацией заработной платы для исполнения обязательств коллективного договора (+7,7 процента), ростом цен на товары и услуги, как минимум на уровень инфляции. Так, цена на дизтопливо возросла на 32 процента к уровню августа 2017 года и прочее. Изменилось с нового года налоговое законодательство, а именно рентный налог на уголь с 1 января текущего года вырос с 2,1 процента до 4,7 процента.

Марина Попова